Оценка в размере стоимости исключительных прав

Оценка «в размере стоимости прав» представляет собой расчет «ущерба» в виде стоимости исключительных прав на распространение произведения на территории России. Если распространяются контрафактные диски, то очень часто такая оценка применяется в случае распространения так называемых «дорелизных» произведений, которые еще не выпущены на дисках.
Предположительно такая оценка была впервые введена в методическом пособии НП ППП «Компьютерное пиратство: методы и средства борьбы»:

«Под стоимостью имущественных прав понимается, например, стоимость прав па тиражирование и распространение, плата за разрешение на сдачу программных продуктов в прокат (аренду). Стоимость прав принимается в расчет при определении размера деяния обычно в тех случаях, когда невозможно определить стоимость экземпляров (например, до выхода официального тиража), и тогда, когда нарушение не связано с оборотом экземпляров (например, незаконное вещание). Стоимость прав, как и стоимость экземпляров устанавливается правообладателем самостоятельно, исходя из различных соображений, в частности она может определяться текушей рыночной коньюктурой, величиной затрат, связанных с приобретением прав, закладываемой нормой прибыли и т.п.»

Пример такой оценки:

7 июля пирата судили за продажу 637 «левых» дисков. Впаяли ему 22 года условно и присудили выплатить скромный штраф в 20 тысяч рублей. Почему скромный? Да потому, что ущерб, который делец нанес обладателям прав на кинофильмы, зашкалил за 6,8 миллиона рублей!

- Среди изъятых 637 дисков оказался фильм Карена Шахназарова «Исчезнувшая империя», права на который принадлежат компании «Вокс Видео». Фильм настолько дорогостоящий, что только стоимость прав на распространение «Исчезнувшей империи“ составляет свыше 6,5 миллиона рублей! – пояснили нам в следственном комитете при прокуратуре.»

(«Коламбия Пикчерз» не представляет! Какое наказание владимирские видеопираты получают за миллионный ущерб // «Комсомольская правда»)

Данная практика незаконна, что подтверждено разъяснением Пленума Верховного суда РФ:

«Устанавливая признаки крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ, следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или фонограмм, принадлежащих различным правообладателям.

При необходимости стоимость контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, а также стоимость прав на использование объектов интеллектуальной собственности может быть установлена путем проведения экспертизы (например, в случаях, когда их стоимость еще не определена правообладателем).»

(Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. N 14 г. Москва «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»)

Кроме этого, существует разъяснение Российской академии правосудия, данное прокурору Ивановской области, о незаконности такой оценки.
«Размер» может признаваться равным стоимости исключительных прав при распространении произведения другими способами, например, через торренты. Однако, прав на это, как правило, нет даже у «законного правообладателя» — и тогда берется стоимость тех «прав», которые у него есть, например, права на распространение экземпляров или прокат. Это означает применение уголовного закона по аналогии, что прямо запрещено этим самым законом (ст. 3 УК).
Кроме этого, такая оценка противоречит еще одному разъяснению пленумов высших судов РФ:

«Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.»

(Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. N 5/29 г. Москва от «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»)