Можно ли переложить ответственность?

Некоторые… скажем так, «юридически непросвещенные» люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками. Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый «знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу». Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.
Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.
В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность «джентльменских соглашений», можно привести подобную «расписку» при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства. Если исполнитель убийства напишет «расписку» о том, что он «никаких претензий к заказчику не имеет», правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).
Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.
Тем не менее, заблуждение о «волшебной расписке» распространено повсеместно. И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуацияхВ  принимаютВ  во внимание должностные инструкции работников, с помощью которых на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность «за соблюдение лицензионной чистоты ПО».
Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть «козел отпущения», на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая «определяет ответственное лицо», то привлекать по статье 146 будут его.
В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом «волшебной расписки», с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто «несет ответственность по инструкции».
Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером. Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет. А ситуация, когда «ответственность возложена инструкцией» на кого-то одного, позволяет «повесить» на этого человека весь «пиратский» софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.
Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за «нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил». В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой «должностной инструкцией» (это раздел X Трудового кодекса). Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, «на котором лежали обязанности».
В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за «соблюдение лицензионной чистоты».
Кстати, когда президиум Пермского краевого судаВ  оправдывал А.М. Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена «пиратка», не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию. Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).