Подборки часто задаваемых вопросов - FAQ о нововведениях в четвертой части Гражданского кодекса (версия 0.1 от 15 января 2011 г.)

Краткий обзор нововведений в четвертой части Гражданского кодекса, посвященный, в основном, тем заблуждениям, которые с ней связаны.

Очень многие впервые увидели статью, описывающую исключительное право, именно в четвертой части ГК, хотя на самом деле примерно в таком же виде она существовала уже в законе «Об авторском праве и смежных правах». Вообще, закон этот характеризовался как раз поворотом от советского «обобществления» авторских прав, характерного для ГК РСФСР, к «цивилизованному подходу», то есть, закреплению монополии правообладателя, то есть, «исключительного права на произведение». Поэтому значительная часть его текста без изменений перекочевала в четвертую часть нынешнего ГК.

Единственное нововведение в Гражданском кодексе заключалось в том, что список полномочий, входящих в исключительное право сейчас – не исчерпывающий, в отличие от того, что был предумотрен законом «Об авторском праве…»

Так называемое «коллективное управление» (именно им занимается РАО) тоже появилось в предыдущем авторско-правовом законе. Именно тогда и появилось РАО.

Более того – поскольку коллективным управлением мог заниматься любой желающий, тут же появилось множество таких организаций. Четвертая часть ГК значительно ограничла полномочия по коллективному управлению. Раньше собирать деньги для любого автора или правообладателямогла вообще любая организация по коллективному управлению. В ГК же предусмотрена так называемая «аккредитация»: такое право теперь может получить только одна организация по одному виду прав (всего «аккредитуемых» видов шесть). Неаккредитованный ОКУП может управлять правами только тех правообладателей, с которыми у него заключен договор. А перед тем, как такой договор заключать, автор должен «изъять права» из управления аккредитованного ОКУПа.

Разумеется, большую часть «аккредитованных " денег должно собирать все равно РАО и тесно связанная с ним организация под названием ВОИС, а по факту – сейчас они собирают вообще все деньги.

Как раз после статьи ГК об аккредитации идет статья о так называемом «налоге на болванки», то есть, отчислениях, которые собираются за копирование фильмов и музыки в личных целях (так называемое «домашнее копирование»). Этот налог должны выплачивать производители чистых носителей и оборудование, которое может быть использовано для такого копирования, однако соответствующие отчисления просто включаются в цену, и платим их мы с вами.

С этим «налогом» произошла примерно такая же история, как и с остальными нововведениями из закона «Об авторском праве…»: впервые появившись именно там, он оставался незамеченным семнадцать лет, никто его просто не собирал. Порядок сбора и ставки должно было определить Правительство, которое все эти семнадцать лет занималось чем-то, более интересным. Попытки наладить сборы были, но все они закончились тем, что таможня разослала письмо о том, что, пока налога нет и непонятно, как его собирать, ввозить оборудование и носители, ввоз их должен осуществляться только с условием уплаты «налога» в дальнейшем.

Так что отчисления эти мы уже платим, поскольку они должны включаться в цену товаров. Но не исключено, что импортеры цены все-таки повысят и еще – используя «налог» как повод.

Понятия «неприкосновенности произведения» в законе «Об авторском праве…» не было. Непонятно, почему: впервые оно появилось где-то в двадцатых годах, еще в первых декретах, регулирующих автороское право в РСФСР. Потом оно перекочевало в ГК РСФСР, а вот оттуда – куда-то пропало. В ГК РФ его просто вернули на место.

Это – одно из распространенных заблуждений, произошедших из-за того, что соответствующие поправки в Уголовный кодекс готовились параллельно с четвертой частью ГК. Приняты они были даже позже.

Действительно, многие библиотеки стали после вступления в силу четвертой части перестраховываться и запрещать либо ограничивать копирование. Никакой правовой основы под собой эти запреты не имеют, за исключением разве что запрета ксерить книги целиком и нотные тексты, прямо установленного в ГК.

Более того – если вы приносите с собой свой фотоаппарат и самостоятельно снимаете страницы, то на вас действует уже другая статья ГК, гораздо более либеральная. Запрет на пронос фотоаппарата с собой, как вы, наверно, догадались, также незаконен. Вернее, законен настолько, насколько охраняет порядок в библиотеке (например, можно запретить снимать со вспышкой, особенно если речь идет о старинных книгах).

Это мнимое нововведение появилось еще в первой части ГК. Статья 61 предусматривает ликвидацию юридического лица в том случае, если оно осуществляет деятельность с грубыми нарушениями законодательства. Четвертая часть ГК всего лишь ссылается на эту статью.

Из реальных значительных нововведений в ГК можно отметить прежде всего отчуждение исключительных прав. Раньше права передавались только по лицензионному договору, который заключался на определенный срок и для определенных видов использования. Теперь права могут быть отчуждены целиком и навсегда.

Еще была введена аккредитация, про которую уже говорилось. Также появился ряд новых смежных прав, например, «права публикатора»которые могут распространяться на произведения, перешедшие в общественное достояние. Они принадлежат тому, кто нашел такое произведение где-нибудь в архивах, и впервые опубликовал. Кроме того, введено так называемое «право изготовителя базы данных», которое заключается в том, что этот самый изготовители может запретить извлекать и использовать всю базу данных или существенную часть составляющих ее документов.

Ну, и самое главное – введено понятие «интеллектуальной собственности», которое раньше существовало только фактически, но в законе закреплено не было.